Эхо войны.

Он хочет вернуться с войны…
Если вы до сих пор не верите, что случайности не случайны, вот вам ещё один повод задуматься о том, что каждое наше слово и каждое дело отзывается во Вселенной и возвращается к нам и нашим близким, неминуемо образуя череду событий, совсем не случайных и вполне закономерных… Эта история о том, как в мае 2022 года в разных уголках нашей необъятной Родины – в районе Курской дуги и на Новосибирском приборостроительном заводе – всколыхнулось и снова дало о себе знать давно забытое, и, казалось, уже поросшее вековой травой военное прошлое…

1941 год. Красногорск Московской области
Молодой заводчанин Константин Девяткин успел совсем недолго поработать на Особом заводе №69 (ныне – Новосибирском приборостроительном заводе). Перед войной был призван в пограничные войска НКВД, нес службу на Брестской границе, с началом боев воевал в составе 292 стрелкового полка 181 стрелковой дивизии Центрального фронта. Свою большую дружную семью – отца, мать и двух младших сестрёнок – Костя нежно любил и часто писал родным письма. Но с началом войны они возвращались обратно. И только через полгода Костя узнал, что вся его семья осенью 41-го эвакуировалась вместе с заводом в Новосибирск, и теперь все четверо, даже сестрёнки-подростки, работают на Победу в далёкой Сибири…

Апрель 2022 года. Новосибирский приборостроительный завод. Редакция газеты «Рабочая трибуна»
Письма Кости Девяткина попали нам в руки совершенно случайно: в очередной раз заглянув в архив заводского музея, мы сразу на них наткнулись и поняли – эти трогательные послания, написанные с такой нежностью к своим родным, с такой глубокой любовью к Родине и нерушимой верой в Победу, обязательно должны увидеть заводчане на выставке, организуемой на НПЗ к 9 мая. Увидеть и прочитать, чтобы в наше сложное и непонятное время ещё раз вспомнить, кому мы обязаны жизнью. Чтобы снова встрепенулась, заныла и завибрировала в душе память…
И эти вибрации отозвались – в эти же дни, только на другой стороне России, в Троснянском районе Орловской области, на северной стороне Курской дуги. Здесь сотрудники благотворительного военно-патриотического фонда «Застава святого Ильи Муромца» нашли останки Константина Девяткина.
Их идентифицировали по справке о личных вещах, которая уцелела каким-то чудом, и её смогли прочитать после стольких лет в поисковой лаборатории. Сотрудники фонда стали разыскивать родных Константина Девяткина, чтобы передать его останки для перезахоронения…

Из писем К. Девяткина:
«Здравствуйте, горячо любимые мама, папа, Нюра и Аля! Сердечный привет от вашего сына и брата Кости! Дорогие родители и сестры! В первых строках своего небольшого письма сердечно благодарю за посылку, которую получил от вас. Дорого не то, что есть в посылке, а та забота, которую вы проявляете ко мне. Я ведь знаю, в каких трудных условиях живет наша страна, какие трудности переживаете вы, в частности… Да, кончился более или менее мирный период военного времени. Через несколько дней мы снова встретимся лицом к лицу с врагами Отчизны и отомстим им за весь позор и унижения, которым он подверг наш великий русский народ. Дорогие мать и отец! Помните, что, идя в бой, ваши светлые и сердечные, любящие образы никогда не померкнут в моей памяти, пока таковая не покинет меня навсегда. Дорогие сестренки, Нюра и Аля! Помните, что ваш мирный труд защищает ваш Коська. Привет родным. Ваш Костя».
16 февраля 1943 г.
Фото письма с подписью
О том, что эти два события – раскопки на Курской дуге и подготовка выставки ко Дню Победы на НПЗ – плотно слились в звенья одной цепи, мы узнали «совершенно случайно». Сотрудница крымской лаборатории «Солдатский медальон» Наталья Юрьевна, которая занималась расшифровкой найденных в ходе раскопок документов, вышла на наш завод и позвонила в архив, попросив найти личное дело некоего Константина Девяткина. К сожалению, дело не нашли – ведь с того времени прошло больше 80 лет, да и на фронт он уходил ещё из Красногорска… И тут произошло самое удивительное. Занимаясь написанием текста о письмах Константина Девяткина для газеты, мы для уточнения некоторых данных пошли в архив завода и «совершенно случайно» узнали, что день назад Константином Девяткиным интересовались поисковики…
«Таких совпадений не бывает», – хором сказали мы, узнав о звонке из Крыма. С нами согласилась Наталья Юрьевна из поисковой лаборатории, с которой мы тут же созвонились. «Он просто очень хочет вернуться с войны», – сказала она, глотая слёзы. И клубок, спавший столько лет уже почти вечным сном, пробудился и стал раскручиваться. Мучительно и не так быстро, как нам хотелось бы, но всё-таки…
Всё, что у нас было – это письма с фронта Константина Девяткина, извещение о его смерти и фото его отца, Сергея Егоровича. В заводском архиве нашли личные дела отца и матери Константина. Сергей Егорович работал на заводе с 1904-го по 1953-й годы сборщиком-механиком в цехе №14. Был награждён орденом Трудового Красного знамени и медалью «За доблестный труд в годы войны». Умер в 1954 году. Екатерина Фроловна Девяткина всю войну работала в охране.
Из писем К. Девяткина:
«Из вашего письма я узнал, что мама, беспокоясь обо мне, стала часто болеть, она теперь редко стала улыбаться. Нюра и Аля! Делайте все, чтобы успокоить маму, а тем более, не раздражайте её, помогайте ей во всем, чем только можете. Дорогой папа! Своим мужеством и стойкостью подавай пример маме. Дорогая мама! Через тысячи километров, разделяющие нас, услышь голос твоего сына, который не забывал тебя в самые опасные минуты своей жизни, когда над головой рвались мины, когда рядом была слышна лающая картавая речь немцев. Выходя из немецкого окружения, мне пришлось в шинели и в сапогах с винтовкой в руках переходить через реку по шею в воде в дождливую осеннюю погоду. И твой светлый образ стоял передо мной в те времена. Не получая писем, ты думала, может быть, что я забыл тебя. Нет, невозможно и думать так. Пока сердце бьется в моей груди, а кровь течет по моим жилам, я не забуду тебя, мать, и тебя, отец и вас, мои любимые сестренки… Я понимаю, какую тревогу испытывали вы, что вы передумали за эти долгие месяцы. Но вы сами теперь знаете, что это от меня не зависело – всему виной война, которую затеял изверг человечества кровавый Гитлер и вся его фашистская шайка. Сколько горя и слез принес он на нашу счастливую и радостную Родину. Трудно перечислить все те бедствия и разрушения, которые принесла нам гитлеровская армия грабителей и убийц. Но не далек тот час, когда на нашей земле не останется ни одного немецкого солдата. Порукой этому служит всё возрастающая мощь Красной армии и прочность нашего героического тыла».
6 марта 1942 г., хутор Долгий, Курская обл.
За помощью мы обратились в заводской Совет ветеранов. Валентина Анатольевна Кайст стала искать людей, которые могли помнить семью Девяткиных. И нашла почти сразу: оказалось, что ветеран завода Екатерина Илларионовна Карвелёва во время войны жила с Девяткиными в одной квартире и очень хорошо помнила их семью. Она рассказала, что семья была очень интеллигентная: из Красногорска они привезли с собой книги, такие как «Тихий Дон» М. Шолохова. А ещё – привезли двуручную пилу: думали, в Новосибирске таких нет. «Смеялись ещё, когда про привезённую пилу вспоминали», – рассказала Екатерина Илларионовна. Она вспомнила, что обе девочки Девяткины во время войны работали на заводе, а после войны одна из них, Аля, получила образование и много лет работала учительницей в школе №43 на улице Ельцовской. А вот второй сестры, Нюры, по словам нашей работницы, не стало из-за болезни через некоторое время по окончании войны.
Мы стали искать детей и внуков Александры Сергеевны Девяткиной (по мужу – Гущиной) – Али, как называл её в письмах погибший брат. Общими усилиями удалось раздобыть сразу несколько адресов, по которым в разное время жили родные солдата. Нам помогали все – и крымская лаборатория, которая, пользуясь наработанными контактами, находила важную информацию, и заводская служба безопасности, и школа №43 на Холодильной, и еще немало людей, которые просто сильно поддерживали нас и очень верили, что Константин Девяткин, героически погибший на Курской дуге, наконец вернется с войны к своим родным…
МАЙ 2022 ГОДА, г. НОВОСИБИРСК
— Здравствуйте, вы помните Александру Сергеевну Гущину? Она жила в вашей квартире до 2001 года. Знаете ее детей?
— Нет, мы живем здесь недавно, спросите лучше у бабушек-соседок.
Примерно так звучал каждый из наших разговоров с жильцами по этим адресам. Соседи что-то припоминали, но никаких контактов найти не получалось.
Но всё изменилось, когда мы решили «зайти» с другой стороны. Ведь у нас были письма с фронта, которые принесла на завод в 1970-е гг. сотрудница завода Нина Васильевна Гуляева. С помощью Совета ветеранов удалось узнать, что она была двоюродной сестрой Косте, Але и Нюре Девяткиным, и долгое время работала в военной приемке. Найдя ее личную карточку, мы узнали и ее адрес в 1970-е годы. Пошли наобум. И тут нам наконец улыбнулась удача в виде замечательных неравнодушных женщин-соседок, которые помнили Нину Васильевну с тех самых времен и рассказали нам о ней, и тут же неожиданно через знакомых нашли телефон ее дочери Ирины Михайловны!.. В этот момент невозможно представить, какие эмоции испытали мы, уже полторы недели всеми путями разыскивающие родных Константина… Мы просто стояли и ревели все вместе с этими незнакомыми, но совершенно прекрасными женщинами…
Двоюродная племянница Кости — Ирина Михайловна Бекетова (Гуляева) – конечно, была застигнута врасплох новостью о найденном на поле боя дядьке… Также шокирован новостью был и родной племянник, сын Александры Сергеевны, Александр Николаевич Гущин. Но после уточнения некоторых вопросов он поверил в эту невероятное событие и сказал, что они с братом Сергеем Николаевичем и все их родные очень рады и счастливы этой прекрасной новости.

Осенью 1941 г. из Красногорска вместе с станками и оборудованием оптического завода в далекую Сибирь были эвакуированы три семьи родных братьев и сестер – Девяткины, Воробьевы и Пеговы. Всю войну работали они вместе со своими детьми на заводе в различных подразделениях. После — остались в Новосибирске и внесли огромный вклад в развитие предприятия в советское время. На заводе трудились их дети и внуки вплоть до 2010 г.
Неизвестно, как бы завершилась эта удивительная история, не найди мы письма Кости Девяткина в музее, куда их целенаправленно принесла Нина Васильевна Гуляева. Она же через пять десятков лет, хоть и не напрямую, но привела нас к нахождению родственников Константина. Красивые письма, которые так старательно писал двадцатилетний паренек с фронта, помогли ему и после трагической смерти объединиться с родными — вернуться с той страшной ужасной войны.
Из писем Константина Девяткина:
«Сейчас стоит яркая солнечная погода. Всюду распустились деревья. Зеленые луга и леса. В садах цветут яблони, вишни. В голубом небе поют птицы, а рядом, совсем недалеко гремят орудия, воют мины, строчат пулеметы: жизнь и смерть спорят между собой…»
18 мая 1943 г.
«…Но ничего, пройдут года, и мы снова будем вместе, конечно, если всё будет тихо, спокойно, как в безоблачную июньскую ночь на наших границах… До свидания, ваш сын Костя».
24 мая 1941 г.

P.s. В августе 2022г. воин-пограничник Константин Девяткин был захоронен на Заельцовском кладбище рядом с могилами матери и сестры.

Редакция газеты «Рабочая трибуна» АО «НПЗ»:
Л. Кузнецова, Е. Владимирова

Вам также может понравиться...

Обсуждение закрыто.